Сплав по Катуни.

"ФРУНЗЕВЕЦ"

Ежедневная газета Краснознаменного Туркестанского военного округа
№285 (18975), Воскресенье, 11 декабря 1983 года.

Там, за Язевым озером.

Усть-Каменогорск, Большой Нарым, Катон-Карагай, Урыль, Берель, Язевое озеро... Кого из туристов-водников не волнуют эти названия, цепочкой вытянувшиеся на географической карте Восточно- Казахстанской области. Ведь там, за Язевым озером, вырвавшись из ледяных гротов самой высокой на Алтае горы Белухи, начинается Катунь-река. Для водных туристов она - маршрут высшей категории сложности. Сбылась и наша давняя мечта пройти его.

Ни один поезд и самолет, ни одну автомашину сменили мы, пока добрались до небольшого домика лесорубов, затерявшегося в далекой алтайской тайге у Язевого озера. Отсюда, через невысокий хребет Листвяга, рукой подать до Катуни - самой большой и мощной реки Горного Алтая. По ней нам предстоит пройти свыше 500 километров. Мы - это актив туристского клуба "Звезда" Краснознаменного Туркестанского военного округа, собравшиеся на учебный сбор по повышению квалификации руководителей сложных водных походов.

Для прохождения маршрута мы решили использовать надувные каркасные плоты. В качестве надувных элементов были использованы "мазовские" камеры, которые привязывали по 10 штук под низ деревянных каркасов. Такие плоты с новогорьковскими подгребицами у нас применялись при сплаве на многих сложных реках в Средней Азии, Саянах, Забайкалье.

Первая же ночь, проведенная на берегу Катуни, была неспокойной. Уставшие после шести-суточного переезда и трудового дня, мы были подняты по тревоге. В наш лагерь прибежали соседи - новосибирские водники, остановившиеся в двухстах метрах ниже по течению реки. У них беда. Один товарищ находился в очень тяжелом состоянии - острый приступ аппендицита. Нужна срочная эвакуация. До ближайшего поселка Язевка, откуда можно связаться по рации с внешним миром, более 30 км. Выделяем в помощь новосибирским товарищам проводников, которым путь до Язевки уже знаком, а сами приступаем к оборудованию вертолетной площадки. К шести утра ребята были уже в поселке, а спустя еще два часа вертолет санитарной авиации увозил с собой больного.

Новосибирцы добирались к верховьям Катуни иным путем, чем мы. Их маршрут пролегал через Барнаул, Бийск, Тюнгур, а затем они пешком преодолели 90 километров через перевал Немыцкого в Катунском хребте.

...Сплав начался. Первые 13 км Катунь течет спокойно в низменных заболоченных берегах по дну широкой троговой долины. Русло реки извилистое, ширина потока 10-15 метров. Но вот за устьем реки Верхний Кураган падение реки увеличивается, появляются первые пороги и шиверы, резко возрастает скорость течения. Повышенного внимания требуют пороги "Желоб" и "Три камня".

Весьма напряженно проходит встреча с "Тремя камнями" - огромными скальными обломками, свалившимися с отвесной стенки правого берега. Порог находится на крутом левом повороте реки, которому предшествует правый поворот. Это мешает просматривать реку с наплыва, и "Три камня застают экипажи врасплох. Так было и с нами. Успев все же оценить обстановку, направляем плоты в узкие проходы между камнями.

На левом, более пологом, берегу в нескольких местах видим почерневшие от времени, солнца и воды деревянные (ставные) плоты, выброшенные рекой на мель и оставленные первопроходцами. Немые свидетели неравных поединков с рекой, они уже более 10 лет лежат одиноко, так и не добравшись до нижней Катуни, не испытав силу и мощь ее порогов и водоворотов.

Появление высоких берегов и узость долины послужили сигналом к причаливанию. Впереди "Щеки" - шестикилометровый каньон с пятью порогами, или, как его еще называют "Каньон - пять щек". Причаливаем к правому берегу и идем на разведку. Прохождение третьих "щек" осложняется фрагментами плота, застрявшего на середине реки на скальном выступе. Придется идти под самым левым берегом, прижимаясь почти вплотную к отвесной скале. Но особенно запомнились четвертые "щеки", где обломок скалы перегородил почти всю реку, оставив небольшие щели - проходы вдоль отвесных берегов. Проскочить можно только по правой струе. Зашли хорошо, удачно "прыгнули" в слив через подводную плиту, а тут и рукой подать до того камня. Водяной вихрь, вырвавшийся из-под берега, неожиданно бросил нос первого плота к скальному обломку. "Вправо!" - прозвучала команда лоцмана. И хотя она была дана одновременно с действием отбойной струи, было уже поздно. Плот заклинило между камнем и 20-метровым скальным отвесом. Перспектива складывалась не из приятных. Сгущались сумерки, под плотом с ревом проносилась вода. Только дружными усилиями всего экипажа и с помощью силы потока нам удалось освободиться из плена.

За рекой Тихая - притоком Катуни - горы ближе подходят к реке. Зелень тайги сменяют черные обгорелые стволы. Зрелище печальное. Лес горел в 1974 году от пожара, возникшего от удара молнии. Уныло стоит обгорелая тайга по берегам Катуни. Теперь потребуются десятилетия, прежде чем черные склоны снова оденутся в зеленый наряд.

Ниже селения Кайтонак река вступает в пределы Уймонской степи. Внимательно смотрим за рекой, все время высматривая нужную протоку, отдавая предпочтение более полноводным или тем, которые направляются к коренному берегу.

На горизонте Усть-Кокса - первый крупный населенный пункт после начала сплава, центр Усть-Коксинского района Горно-Алтайской автономной области. Связь с Горно-Алтайском осуществляется с помощью автомобильного и воздушного транспорта. Усть-Кокса - конец Верхней Катуни. За кормой остались 170 км сплава. Отсюда река поворачивает на восток и течет в этом направлении до устья Аргута на протяжении 120 км.

В районе Усть-Коксы и Катанды при археологических раскопках обнаружены останки домашних животных, одежды, каменные и костяные орудия труда, предметы домашнего обихода древнего человека.

Ниже Тюнгура горы замыкают Катандинскую котловину. Высотные отметки берегов повышаются и ниже устья реки Ак-Кем, Катунь, набирая скорость, входит в ущелье, прорывая Теректинский хребет. У туристов-водников это место называется Аккемским прорывом или "трубой".

Идем осторожно, считая все притоки ниже Ак-Кема. Пройдены устья крупных ручьев Колюштен и Барбыш. Пора бы показаться и Якторе. Уже прошли километров три, а ее нет. Очевидно, тот небольшой распадок в правом борту долины ниже Колюштена и был долиной высохшей речки Яктары.

Резкий поворот реки налево, а затем направо означал, что мы подошли к Аккемскому прорыву. Попытка произвести разведку по левому берегу, вдоль береговой линии, успеха не принесла. Разведгруппа уперлась в скалу, отвесно обрывающуюся в воду. Далее прохода не было, вокруг нагромождение скал. Переправляемся на правый берег и встаем лагерем в устье ручья Берткен.

К утру следующего дня все было готово для прохождения "трубы". В наиболее опасных местах выставлены сигнальщики и страховка. Кинооператоры и фотографы заняли удобные позиции для съемок. Наши экипажи поджидали москвичей, которые шли на десятиместном надувном спасательном плоту. Мы их обогнали в Тюнгуре, где они остановились, чтобы забрать у местных жителей свои продукты, часть которых оставляли при заброске в верховья реки.

Москвичи усилили страховку наших экипажей, но в то же время отказались от нашей помощи, ссылаясь на то, что прохождение "трубы" они планируют на завтра. Как потом выяснилось, они сделали большую ошибку. А сейчас раздается команда "По местам", и первый плот уходит в прорыв.

"Труба" начинается входной шиверой протяженностью 1,5 километра и валами до 2-х метров. В русле много подводных камней, за которыми вскипают пенные ямы. Река 60 метров шириной в начале шиверы в конце участка едва ли достигает и 20-и. Мощные валы затрудняют работу на гребях. По валу чувствуется мощь реки. Семиметровый плот бросает, как щепку, затрудняя управление. Он содрогается от натиска многотонных волн, которые обрушиваются на палубу и перекатываются по ней, обдавая гребцов ледяной водой. Несколько раз кормовые гребцы промахнулись мимо валов, вздымающихся за кормой. И гребь - шестиметровое бревно с лопастью на конце, описав в воздухе дугу, вхолостую падала в воду. Дело в том, что в пороге взоры всех устремлены вперед, и мало кто видит, что творится за кормой. Пришлось назначить ответственного за регулирование глубины погружения лопасти в воду. Своими усилиями он давал понять, что нужно делать в настоящий момент.

Но вот шивера кончилась. Быстро промелькнул короткий участок относительно спокойной воды, и вот уже тот самый слив, образованный обливной глыбой и подводной плитой. Река куда-то ушла вниз. Направляем плот в центр слива. Да-а, с берега он казался намного проще, чем сейчас, когда мы находимся на середине реки.

Особенно поражал своей высотой и мощью вал, который с каждым мгновением надвигался на плот, готовый вот-вот раздавить под собой всю команду. Наступил кульминационный момент. Раздается команда "Держись". Плот летит с водной горы в пенную яму под основание вала и тут же исчезает в водной пучине. Когда плот вышел из-под воды, оказалось, что не все устояли против водяного смерча. Разбросало в основном носовых гребцов, первыми принявшими удар. Стараемся зачалиться рядом со сливом. Тщетно. Как ни работаем, берег не приближается. То тут, то там вскипают мощные валы. Только метров через 600-700 удалось пристать к берегу.

"Труба" - первое сложное препятствие на нижней Катуни - является серьезным экзаменом для водников. Не один плот вставал здесь на дыбы, показывая избитое камнями днище. Пороги в "трубе" - в основном не камни, а валы, высота которых достигает двух, а то и трех метров.

Позже, через 11 месяцев, мы получили письмо от москвичей. Вот что они писали: "...На следующий день мы пошли тем же сливом, что и Вы. Плот миновав водяную яму, не смог взойти на гребень вала и преодолеть его. Он на какое-то мгновение остановился, а затем начал медленно скатываться под основание вала, где его тут же перевернуло. Выбрались мы на берег быстро, но плот ушел. Бежали, прыгая по камням и обломкам скал, продирались через колючий кустарник. Через 4 км путь нам преградил Аргут. Видим, что Аргут нам не преодолеть, решаем переплыть Катунь, так как выхода нет. Ширина реки 80 метров. При этом утопили все фотоаппараты и чуть не утопили фотографа. Отдышавшись, продолжили погоню. Пробежав 25 километров до крохотного селения Инегень, увидели наш плот прибитым в улове в окружении местных жителей. Часть вещей унесла река. Но самой большой потерей для нас был насос. До поселка Иня шли, поддерживая давление воздуха в баллонах силой своих легких. От дальнейшего сплава пришлось отказаться и закончили поход в Ине, через который проходила дорога. Но маршрут нам все равно зачли за счет сильной пешей части…".

Ильгуменский порог проходили после предварительной разведки. Это препятствие требует аккуратного прохождения. Основная опасность порога - мощные валы и водовороты. Страховка с берега затруднена из-за большой ширины реки и скорости течения. Поэтому преодолевали порог на взаимостраховке, выдерживая дистанцию между плотами 50 метров.

Кадринская "труба", Кузюрские пороги, пороги Тельдекпень-I и Тельдекпень-II отличаются особо. Перевороты судов здесь не редкость. Особенно отличается своим коварством 1-й Кузюрский порог, или как его еще называют "Шабаш". Чтобы избежать лишних хлопот по спасработам, проходить его надо только справа. Те же, кто пытается его пройти слева от избытка адреналина, обычно занимаются спасательными работами, после которых надолго пропадает желание заниматься водным туризмом. Особенность "Шабаша" - крутой слив и мощный косой вал, тянущийся вертикальной ревущей стеной от левого берега к середине реки.

Показался Чемал - конечный пункт нашего маршрута. Но река по-прежнему вся в водоворотах, бурлит в обрамлении скальных берегов. Причаливаем к правому берегу, отвязываем надувные элементы, оставляя каркасы плотов местным жителям. Сплав окончен. Здесь, недалеко от селения, в глубокой межгорной долине находится горно-климатический курорт Чемал. Отсюда совершают экскурсии на гору Верблюд, двугорбой вершиной поднимающуюся над курортом, в прилегающие сосновые и кедровые леса и к более отдаленным Каракольским озерам.

Пройденный нами маршрут интересен в спортивном отношении и имеет большое познавательное значение. Он проходит по районам старых русских поселений в долине реки Бухтармы. Поселившись вдалеке от основной русской территории, на границе с Монголией, бухтарминцы жили крайне замкнуто и в неприкосновенности сохранили национальную культуру и уклад жизни, совершенно исчезнувшие или сильно видоизмененные на равнине под влиянием городских образцов.

Катунь, как и ожидалось, оказалась технически интересной и сложной рекой, с большим набором естественных препятствий, требующих при прохождении индивидуального подхода, трезвой оценки своих сил и возможностей, соответствующего опыта, психологической совместимости всех членов экипажей. Только тогда сплав по Катуни принесет истинное наслождение и радость победы.

В. Ширяев,
начальник учебного сбора,
Мастер спорта СССР
по водному туризму