СПЛАВ ПО КА-ХЕМУ

"ФРУНЗЕВЕЦ"

Ежедневная газета Краснознаменного Туркестанского военного округа
№285 (18975), Воскресенье, 11 декабря 1983 года

В ТАЕЖНОМ КРАЮ

Статья о водном спортивном походе, совершенном на камерном плоту
с 20 июля по 6 августа 1973 года группой туристов-водников городов
Горького и Ташкента. Руководитель группы Валерий Абаимов (г. Горький)

...Таежный поселок Кунгуртук встречает нас свинцовыми тучами, проливным дождем и градом. В поселке не более 50 домов. Основное занятие населения - охота и рыбная ловля.

Рядом с нами строят плоты москвичи и куйбышевцы. Чуть далее остановились туристы из Казани, Перми, Харькова. Вчера начали сплав киевляне и одесситы. А сегодня прибыли водники из Новокузнецка и Иркутска. Ка-Хем, как и наш Чаткал, остается любимой рекой туристов-водников. По данным Центральной маршрутно-квалификационной комиссии, 16 процентов сложных водных походов совершается по Ка-Хему.

Но вот настал час отплытия. Плот медленно скользит по глади затона. С берега нацелены объективы фотоаппаратов и кинокамер наших соседей. Нам машут руками и желают счастливого плавания.

Вековая тайга вплотную подошла к реке. Все чаще по берегам, а то и в русле реки появляются завалы - скопления бревен и коряг - опаснейшие препятствия для туристов-водников...

Первые 70 километров особой трудности не представляют. Река течет спокойно среди низких берегов. Видно, как в прозрачной воде проносятся стайки рыб. В глубоких омутах подстерегают свою добычу хищные таймени. Изобилие рыбы в этих местах отражено и в названии реки. В своем верхнем течении Ка-Хем носит название Балыктыг-Хем. Малые уклоны Балыктык-Хема делают течение почти незаметным. Плот часто приходится разворачивать лагом (бортом) и работать гребями по течению.

Но вот горы постепенно подступают к реке, замыкая плоскую межгорную котловину Тере-Холь. Отвесная скала на левом берегу и устье реки Сарыг-Эр справа служат сигналом к причаливанию. Приняв Сарыг-Эр, река получает название Ка-Хем, что в переводе с тувинского означает "Малый Енисей". Здесь меняется не только название реки, меняется ее характер. От спокойной воды не осталось и следа. Трудно поверить, что еще сегодня мы шли, помогаю течению. Чалимся и - на разведку.

Первые 10 километров Ка-Хема - непрерывный каскад порогов и шивер. Река клокочет в скальных берегах, налетает на камни, разбивается на многочисленные струи, чтобы потом снова собраться и обрушить свою мощь на очередной гранитный "зуб". Этот каскад, покрытый пеной волн, водники назвали "Лестницей". И действительно, с берега видно, как река "прыгает" вниз по огромным ступеням.

Далее река течет быстро, но спокойно, и 55 километров мы преодолеваем за пять часов. Но вот опять появляются белые барашки. Впереди Мельзейский каскад! Участок состоящий из 32 порогов, из которых наиболее опасными являются 3-й, 19-й и 22-й пороги. Последние два по своей сложности стоят вне конкуренции. Идем осторожно, готовые в любой момент ринуться к берегу. Ориентиром на 19-й порог служит "Лысая гора" на правом берегу. Несколько раз сигнал был ложным. Об этом докладывала очередная разведка. До настоящего ориентира пришлось идти еще целый день. Он показался неожиданно, после очередного поворота.

- Причаливаем к левому берегу. Приготовить носовой и кормовой швартовые концы с левого борта, - командует капитан команды мастер спорта Валерий Абаимов.

Четко исполняются команды. Застыли чальщики с капроновыми стропами в руках. Резко взмахивают греби. На полном ходу плот влетает в небольшой улов и замирает у скальной стенки. Идем на разведку. Вот он, 19 порог Мельзейского каскада!

Обломок скалы в центре реки разбивает поток на две части, из которых правая, представляющая собой частокол камней, непроходима. В левой - река сваливается языком с трехметровой высоты в пенную яму, за которой вырастает мощный вал с обратным гребнем. У менее опытных возникли сомнения в успешном прохождении порога. В таких препятствиях им бывать еще не приходилось. Невольно вспомнились слова старика-старообрядца, живущего в Кунгуртуке: "Чего вам не хватает, ребята? Куда головы суете? Вернитесь. Мне над рекой золотые ярлыки повесь, не пойду". Приводил различные мрачные истории.

Но вот швартовые концы смотаны и уложены аккуратными кольцами. Еще раз проигрываем всю линию движения, подсчитываем количество необходимых гребков. Плот в потоке. Сейчас главное не дать ему развернуться, надо точно войти в слив. Время остановилось. Чувствую, как руки впились в гребь, готовые рвануть ее по первой команде капитана. Вот он, слив! Прыжок. Трехметровый вал прокатывается через плот. Быстро считаем друг друга. Кажется, все на месте, никого не смыло. Мощные валы мешают работать. Экипаж, четко исполняя команды, ловит на гребь очередной вал и таким образом осуществляет задуманный маневр.

И опять разведка, на этот раз 22-го порога. Карабкаемся по скалам, прыгаем по камням, пробираемся через колючий кустарник, осматривая реку с разных точек. 22-й выглядел угрожающе. Он был не только технически сложным, но и опасным. Огромный камень величиной с троллейбус стоял посреди мощного потока на обрыве ступени, рассекая реку на две части. Как писал Александр Берман в своей книге "Грани риска": - "Он был похож на корабль, запущенный на полный ход и покинутый командой". Река, падая со ступени, обрушивала всю мощь на этот камень, отчего перед ним стоял водяной бугор - подушка высотой до четырех метров.

И опять греби рвут кипящую воду. На плоту - опытные и сильные. Остальные на берегу заняли удобные позиции для ведения кино - и фотосъемок. Идем по центральному сливу, стараясь уйти вправо. Мощные валы высотой 2-3 метра, часто с обратными гребнями, затрудняют работу на гребях. Сколько работаем, а тщетно. Поворот - и впереди открывается картина, которая с берега выглядит совсем по-другому. У кого-то сдали нервы, и он крикнул: "Давай влево!" "Только вправо!" - перекрывая рев порога прокричал капитан. Плот взлетел на водяной бугор и косо стал падать вниз правым бортом. Косой вал, отраженный от камня, ринулся на плот ревущей стеной. Мощный удар сбивает с ног Александра Кожевникова. И теперь, оказавшись у самого борта, он пытается уйти от опасного края, поднимаясь по настилу, как по пожарной лестнице. На корме что-то тревожно затрещало. Плот несется почти на ребре. А в это время уже звучит команда работать влево, чтобы уйти от камней, поджидающих свою добычу. Мгновения, проведенные в 22-м пороге, остались в памяти надолго.

Целый день, 29 июля, мы потратили на прохождение 19 и 22 порогов, пройдя всего два километра. Но зато каких! Так уж получилось, что преодоление этих препятствий проходило в День Военно-Морского Флота СССР. Затем был заслуженный отдых. Капитан хвалил за работу, но предупредил, что расслабляться не надо, так как впереди еще один экзамен - "Щеки".

"Щеки" - это семикилометровый каньон, пропиленный рекой в базальтовых лавах. В далеком геологическом прошлом территория современной Тувы была ареной мощных вулканических излияний. Огромные площади заняты застывшими базальтовыми потоками. Мощные реки с их многочисленными притоками пропилили в базальтах глубокие каньоны, отвесные стены которых достигают нескольких сот метров. На дне каньонов, разбиваясь о скалы, в пене проносятся бурные реки. Не исключением является и Ка-Хем - река пятой категории сложности, дающая право утвердиться в таком суровом и прекрасном виде спорта, каким является водный туризм. Ведь Ка-Хем - отличный полигон для совершенствования мастерства, река, где проверяются физическая подготовка и моральные качества человека.

День потратили мы на разведку "Щек", но одолели всего четыре километра из семи. Путь нам преградила отвесная скала, обрывающаяся в реку.

В скальных нишах видны следы диких оленей-маралов. Москвичи, которые догнали нас, смогли просмотреть все "Щеки". Они шли верхней тропой, но разведка носила у них обзорный характер. Трудно рассмотреть все детали с высоты 150-200 метров. И небольшая "застывшая" рябь на воде, проглядывающаяся с высоты птичьего полета, там, внизу, в потоке "оживала", превращаясь в мощные 2-3-х метровые валы и круто падающие сливы при большой скорости течения. Забегая вперед, хочется сказать, что экипажи проявили огромную силу воли, выстояли перед натиском водной стихии.

На следующий день продолжили сплав. Причаливаем к москвичам, договариваемся о порядке прохождения "Щек". Отчаливаем, дистанция между плотами - 50 метров. Расстояние такое, чтобы не мешать друг другу в маневре, но и успеть в случае чего прийти на помощь. Разразился ливень, да такой, что все померкло вокруг. Видимость уменьшилась до 200 метров. Никогда не забыть эти мгновения: дождь, обрушившись стеной, кипящий поток и на фоне всей этой круговерти экипажи двух плотов, ведущие схватку с рекой. Вдруг московский экипаж исчезает в водной пучине. Что есть сил налегаем на греби, чтобы уйти от опасного слива и сократить дистанцию для оказания помощи. Но все обходится благополучно. Москвичи, преодолев мощный котел, сумели "пробить" своей "машиной" жесткий вал и выйти на ровный поток.

Но вот "Щеки" расступились. Ка-Хем успокаивается, принимая свой крупный приток Кызыл-Хем. Впереди Панфиловский порог с самыми большими валами. Семиметровый плот полностью умещается на скате вала.

А затем был знаменитый Байбальский порог. Его рев слышно за несколько километров. Четыре камня-бойца, как часовые, стоят у его входа. Находясь в створе на одной линии, они служат четкой границей начала порога. Река в этом месте резко увеличивает уклон и, подойдя ближе к этим камням, убеждаешься в ее коварстве.

После тщательной разведки намечаем линию движения, и теперь, чтобы ее реализовать, запоминаем ориентиры, где и в какую сторону придется работать, проигрываем все варианты. Ведь порог будем проходить в сложной обстановке при контровом освещении, с возможной потерей необходимых ориентиров. В любом случае ошибок не должно быть. Ведем глазомерную съемку порога, и вот уже на бумагу ложатся его характерные препятствия с указанием расстояния между ними и временем, выраженных в секундах. Это на случай, если придется идти "вслепую". Еще раз проверяем все: от аварийного инструмента до действий экипажа в аварийной ситуации. Каждый должен знать свое место и в критический момент, если плот, потеряв управление, будет нестись на камни, подвергаясь постоянной бомбардировке многотонных волн, сделать все необходимое для спасения его и оказания помощи товарищам. Здесь уже не может быть лишних движений, суеты и паники. Экипаж должен действовать хладнокровно, расчетливо, быстро.

Постоянно звучат команды: "Нос влево", "Стоп корма", "Оба вправо, резче", "Держаться!" И так на всем протяжении двухкилометрового порога.

Оставшийся день пути проходит в яростной схватке с рекой. Прохождением порога "Москва" закончился наш интересный спортивный поход по Ка-Хему. Теплоход "Заря" увозил нас полными впечатлений о красивом таежном крае.

Несомненно, маршрут по реке Ка-Хем относится к маршрутам высшей категории сложности и может быть пройден при соответствующем спортивном опыте руководителя и участников.

В. ШИРЯЕВ,
заместитель начальника отдела
по туризму и экскурсиям ТуркВО,
мастер спорта СССР по водному туризму.