Газета "КОМСОМОЛЕЦ УЗБЕКИСТАНА"
№147 (6077), Суббота, 26 июля 1969 года

27 июля - День Военно-Морского Флота

ПОДВОДНЫЕ БУДНИ

Наверное, только неодолимая страсть к путешествиям заставила Владимира Ширяева так ответить на вопрос военного комиссара: "Хочу служить в Северном флоте, на подводной лодке".

Вахты, авралы, короткие часы отдыха, редкое солнце, жестокие штормы, тоска по земле - через все это прошел студент географического факультета ТашГУ имени В.И. Ленина Владимир Ширяев. На протяжении всех четырех лет службы он вел дневник. Сегодня мы публикуем несколько страничек из его записей, рассказывающих о буднях моряков-подводников.

У океана пощады не просят
Здесь яд недоверья
От века неведом,
И койки подвешаны так,
Что матросы
Спят, прижимаясь
Телами к торпедам
(Стихи флотского поэта)

БОЙ

- Центральный! По пеленгу 270 градусов - шум винтов!

- Все вниз! Срочное погружение!

Команда вахтенного офицера срывает с места всех, находящихся на мостике. Люди мгновенно скрываются в узком люке рубки. "Боцман, ныряй!". Не прошло и полминуты, а лодка уже на глубине.

...Когда человек впервые ступает на борт подводного корабля, он одновременно волнуется и испытывает недоумение: он оказывается в мире приборов и механизмов, которые, кажется, невозможно познать. Но постоянные занятия и тренировки на боевых постах дают свои плоды.

Сурова служба подводников. На лодке нет дней и ночей, нет времен года. Свет плафонов заменяет солнце. И еще есть только вахты, лица товарищей и мысль о том, что на каких бы широтах и глубинах ты ни находился, лодка - частица твоей Родины.

Уже которые сутки идем в район учений. Временами подвсплываем на перескопную глубину. Океан без края! По неволе закрадывается мысль "Неужели где-то есть земля, люди, города!". Противолодочный рубеж НАТО преодолеваем на большой глубине при минимальных оборотах гребных винтов.

Прозвучал сигнал торпедной атаки. Докладываю в центральный пост о готовности отсека к бою. Много суток искала лодка "вражескую" цель, много раз гидроакустики докладывали о шумах винтов, тревоги следовали одна за другой. Но все это были другие корабли: "рыбаки" или пассажирские суда. Теперь, сомнений нет. Это АУС - авианосное ударное соединение. Встреча с ним произошла вдали от родных берегов. Да и наш "противник" с другого флота.

Торпедный отсек. Именно к нему сейчас приковано внимание всего экипажа, сюда больше всего поступает команд из центрального поста. Торпедисты готовят аппараты к выстрелу. Открыты передние крышки. Ждем...

А в гидроакустической рубке стоит тишина: здесь слушают жизнь моря. Виктор Мизгин - мой лучший друг. Это он на предельной дистанции обнаружил "вражеский конвой", установил с ним контакт, определил класс кораблей.

- Товарищ командир! Корабли идут противолодочным зигзагом.

В эти минуты командир всегда с акустиком. Вместе выясняют курс цели, ее скорость, класс кораблей, кто из них флагман.

Командир. На подводной лодке он высшая власть, слово его - закон. В руках его не только власть - судьба экипажа, всего корабля. Его тактика подводного боя, интуиция, воля и, мастерство решают исход морского поединка. Все зависит от его знаний, его способностей.

Старшина команды рулевых. Обязанностей у него немало: получать обмундирование на весь экипаж, следить за порядком на корабле, обучать молодых матросов. Прежде чем стать на самостоятельную вахту, моряки, прошедшие подготовку на берегу, сдают ему экзамен по устройству лодки. Боцман не примет зачет у молодого матроса до тех пор, пока тот не поднимет тумбу ручного управления руля, которая весит без малого 90 килограммов. "Пусть привыкают к морю". Сейчас, когда лодка лежит на боевом курсе, он вращает штурвалы носовых и кормовых горизонтальных рулей, удерживая корабль на заданной глубине, внимательно следя за стрелкой глубиномера и показаниями дифферентометра. Нелегко просидеть на маленьком складном стульчике четыре часа и, не отрываясь ни на миг, "гоняться" за пузырьком прибора. Если лодка "легкая" и медленно погружается, он докладывает об этом инженер-механику. Тот приказывает трюмным принимать забортную воду в специальную цистерну.

Наконец долгожданное "Пли!". Лодка дергается раз, другой, третий. Значит, ушли три торпеды. Командир приказывает уходить на глубину, корабли охранения не заставят себя ждать.

Лодка маневрирует, меняет курс, отрываясь от преследователей. Если у подводного корабля хорошая акустическая служба, обойдет он преграды. А если нет? Тогда подлодку засекут гидролокаторы на кораблях "противника", точкой появится она на экранах радаров, и все оружие "врага" обрушится на подводный корабль.

Шумы винтов противолодочных кораблей все ближе и ближе. Неужели "противник" обнаружил лодку? Выход один - надо лечь на грунт. В отсеках разговаривать запрещено, выключены все приборы, звенящая тишина. Слышно только дыхание стоящего рядом товарища и, как дрель, шум винтов противолодочных кораблей. Постепенно ухающие удары и тонкий писк "дрели" стихают. Потеряв лодку, корабли уходят.

ДОМОЙ

Объявлен ужин. Скоро всплытие, надо торопиться. Наверху уже не поешь, как следует. К тому же метеорологи сегодня обещали шторм. Все свободнолежащие предметы крепятся по-штормовому. "По местам стоять к всплытию!" Лодка отрывается от грунта. Когда подходим к 35-метровой глубине, ее начинает качать. Можно представить, что творится на поверхности. Продуты балластные цистерны, отдраен верхний рубочный люк, пущены вентиляторы для проветривания отсеков. Как хорошо вдохнуть свежий морской воздух!

По лодке разрешено ходить. Сейчас переборочные двери открываются легко, а на глубине из-за сжатия корпуса - труднее. На мостик поднимаются только двое из всего экипажа: вахтенный офицер и рулевой сигнальщик. Оба привязываются фалами (веревками) к элементам ограждения рубки. А вокруг непроглядная тьма и грохот наседающих друг на друга волн. Человеческого голоса не слышно, приходится объясняться жестами. Мощные валы перекатываются через лодку. Крен доходит до 45 градусов.

На мостике у вахтенных под морозным ветром и брызгами одежда покрывается коркой льда. Временами лед приходится сдирать и с лица. И все же у них преимущество перед другими подводниками: они могут видеть море, небо над головой.

Вскоре экипаж узнает о результатах стрельбы. Отлично! Все торпеды попали в цель. А шторм свирепствует. Сорвана металлическая дверь ограждения рубки. Кок не готовит пищу, экипажу выдан сухой паек.

В это время часто думаешь о береге, где тебя ждет тепло, горячая вода, письма родных. И, наконец, долгожданный приказ о возвращении на базу. По морской традиции на лодке объявлена генеральная уборка.

...По пирсу важно шествует медведь. Завидев подводную лодку, он бежит к месту, где должен быть подан трап. Ни на кого не обращая внимания, спускается в центральный пост, обходит моряков, как бы поздравляя их. Косолапый, любимец подводников, не покинет борт корабля до тех пор, пока не получит от кока банку сгущенного молока.

Шторм унялся. Пошатываясь, идут по берегу моряки. Оказывается к земле тоже надо привыкнуть. Ярко светит луна. Звезды усыпали небосвод, на котором то тут, то там сверкают сполохи северного сияния. Тихо...

В. ШИРЯЕВ